Й. Банах - Гутьеррез


Право на тщательное процессуальное рассмотрение в международном праве - дело С. Милошевича (Хорватия, Босния и Герцеговина)

Резюме


Автор в своей статье затрагивает проблематику ответственности лица в международном праве, в контексте реализации принципа тщательности процесса в процедуре перед международным криминальным судом. Опираясь на материалы дела С. Милошевича автор утверждает, что Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) прилагает надлежащие усилия, чтобы процедуры были согласны с правилами fair trial.

Установление общих процедурных и доказательных принципов перед МТБЮ должно способствовать такому правилу, чтобы относительно каждого обвиняемого было гарантировано справедливое ведение дела (tried fairly) в ходе криминальной процедуры. Это правило целиком и полностью касается процесса бывшего лидера Югославии Слободана Милошевича. Представлению проблематики индивидуальной ответственности бывшего лидера Югославии предшествует представление цели создания МТБЮ, границ субъективной и объективной ответственности перед Трибуналом, а также исторического контекста процесса по делу о преступлениях совершенных в Хорватии, а также в Боснии и Герцеговине.

Автор подчеркивает также влияние международной охраны прав человека на укрепление принципа тщательности ведения процесса - как перед отечественными судами, так и международными криминальными трибуналами. Кроме того, выполняя сравнительно - правовые исследования она подчеркивает, что модель международной криминальной юстиции постепенно изменяется, принимая за цель достижение как можно более эффективной системы предотвращения и наказания лиц, ответственных за международные преступления.

Эта система, как показывает предшествующая практика, требует дальнейших усилий международного сообщества для поддержания эффективности и тщательности проводимых криминальных процессов. Свидетельствует об этом также процесс бывшего лидера Ирака Саддама Хуссейна. Приговор смертной казни Саддама Хуссейна и исполнение этого приговора в декабре 2006 г. Иракским Трибуналом демонстрирует собственно некоторое несовершенство международного правосудия, поскольку, как процесс, так и исполнение приговора, по мнению многих экспертов, является серьезным нарушением международного права.

В случае, однако, процесса С. Милошевича таких замечаний нельзя предъявить, поскольку МТБЮ придерживался принципа тщательности процесса, обеспечив обвиняемому во время процесса все возможные процессуальные гарантии.

 

Я. Циеханович - МакЛин

 

Балтийский газопровод в свете международного права

Резюме


Планируемая трасса Балтийского Газопровода должна соединять Германию и Россию через Балтийское море. Правомерно ли этому строительству противится польское правительство, если газопровод будет проходить вне наших морских владений, через море (открытое), то есть вне польской юрисдикции? Занятия позиции по этому вопросу требуют от нас польские государственные интересы и экологическая безопасность Балтийского моря.

Строительство газопровода экологически риковано. В охране Балтийского моря от разнообразных пагубных последствий, в том числе и потенциальных - связанных с газопроводом, могут помочь правила четырёх международных конвенций.

Первая - Конвенция ООН о праве моря (1982 г., Монтего Бей), которая содержит важные решения по охране морской окружающей среды. Это ius cogens. Налагается необходимость международного сотрудничества государств в этой сфере. Это особенно важно на таком полузакрытом море, каковым является Балтийское море.

Вторая - Конвенция об охране окружающей среды морского пространства Балтийского Моря (1992 г., Хельсинки). Она защищает море от всяческих загрязнений, указывая при том, что их следствием может быть уничтожение биологического разнообразия моря путем истребления живых ресурсов и морских организмов. Хельсинская комиссия, исполнительный орган конвенции - ХЕЛКОМ должна активно включиться в мониторинг условий внедрения в жизнь проекта газопровода.

Третья - Конвенция об оценках влияния на окружающую среду в трансграничном контексте (1991 г., Еспоо), которая регулирует проблематику охраны окружающей среды связанную с пограничными инвестициями и серьезным влиянием на окружающую среду. Оценки влияния на окружающую среду должны быть проведены при участии общественного мнения стороны, заинтересованной своей безопасностью.

Четвертая - Конвенция о доступе к информации, участии общества в принятии решений, а также о доступе к правосудию в тех делах, которые касаются окружающей среды (1998 г., Аархус). Упомянутые в заглавии конвенции права принадлежат каждому. Поэтому, следует их изпользовать в охране Балтийского моря от возможной экологической катастрофы.

 

Вывод: Международное право стоит на стражи дальнейшего незагрязнения морского пространства. В свете действующих конвенций, это обязанность государств - сторон даже в случае деятельности, разрешенной на дне открытого моря, которыми является планируемое строительство Балтийского Газопровода. Следовательно, Польша выражая свою позицию в данном вопросе, заботится о наших государственных интересах, экологической безопасности этого пространства, а также о международной справедливости.

 

З. Гладун


Права человека в области здравоохранения на Украине

Резюме


В статье была предпринята попытка анализа проблематики прав человека в сфере здравоохранения. Представлено развитие законодательства Украины, которое регулирует эти вопросы. Проанализированы нормы Конституции, Основ законодательства Украины о здравоохранении и других нормативно - правовых актов, обращено внимание на административно-правовой механизм реализации указанных выше прав.

Автор делает вывод о постепенном приближении норм украинского законодательства о здравоохранении к соответствующим нормам международного права.

 

Г. Ендрэек


Допустимость гражданского иска в предмете оплаты за хранение движимых предметов изъятых во время уголовной процедуры

Резюме


Цель статьи - обсуждение проблем, связанных с иском в предмете оплаты за хранение „задержанных” полицией транспортных средств. Во-первых, вызывает сомнение судебный путь предъявления претензий, то есть допустим ли в подобном случае судебный путь перед гражданским судом, либо же оплата за хранение транспортного средства составляет расходы связанные с уголовной процедурой. Во-вторых, сомнения касаются способа определения размера оплаты, в том числе и начисленных процентов. В статье принято положение, что хранитель, выражая согласие на оставление автомашины на охраняемой стоянке, одновременно осуществляет выбор гражданского или же уголовноправового пути к требованию платежей. В каждом случае суд должен осуществить интерпретацию волеизъявления лица, которое выражает согласие на хранение автомашины изъятой в ходе уголовнойной процедуры. Если бы результат интерпретации позволил прийти к выводу, что хранитель согласился на трактовку своей оплаты в качестве „расходов в связи с уголовной процедурой”, то тем самым происходит исключение судебного пути перед гражданским судом. Согласно статьи 11 гражданско- процессуального кодекса гражданский суд не ограничен размером платы за сохранение транспортного средства, которая будет определена в ходе уголовной процедуры, в качестве так называемых издержек процедури.

 

А. Мезглевски


Несовершенства процедуры в делах о проступках, которые ограничивают реализацию права на защиту

Резюме

 

Эта статья является продолжением исследований автора над юридическим статусом лица, подозреваемого в совершении проступка. Содержатся в ней наблюдения, которые касаются тех несовершенств процедуры в делах о проступках, которые имеют негативное влияние на положение лица, против которого эта процедура направлена. Речь в ней идет в одинаковой мере о тех слабых сторонах, которые вытекают из ныне действующих правил (процедурального кодекса о проступках), равно как и из замеченых несоответствующих практик органов, реализующих процедуру (полиция, другие мандатные органы, суды).

 

Й. Скочыляс


Функции гражданской ответственности и их связь с понятием ущерба (материального вреда)

Резюме


В этой статье автор пытается представить функции гражданскоправовой ответственности и их связь с понятием ущерба (материального вреда) таким образом, каким это можно сделать и в каким это делается в случае обязательств, особенно - ответственности за ущерб. Главной функцией, чётко связанной с существом возместительной ответственности за ущерб признается компенсационная функция ответственности за ущерб. Эта функция заключается в возмещении ущерба (материального вреда), понесённого потерпевшим. Возмещение ущерба должно соответствовать размеру материального вреда, понесённого пострадавшим. Обращает на себя внимание то, что эта компенсационная функция не была бы реализована, если бы возмещение было ниже, чем размер ущерба. Не может быть также выше размера ущерба, потому как не должна являться источником необоснованного обогащения. Представленная функция ответственности за ущерб (материальный вред) охватывает также компенсацию для потерпевшего, что имеет значение также в ситуации, когда он пострадал от морального вреда. Компенсационная функция находит своё выражение в статье 361 § 2 гражданского кодекса в качестве принципа полной компенсации. Следующая, учитывая многие разногласия в доктрине, достойная внимания функция - зто превентивная (предупредительная) функция ответственности за ущерб. Иногда в литературе она называется превентивно – воспитательной, хотя тезиз о воспитательном действии норм гражданскоправовой ответственности принадлежит прошлому.

В данной статье подчеркнуто, что превентивная функция должна предотвращать возникновение ущерба. Существенную роль она играет в сфере ответственности по принципу вины. Особенное значение принадлежит превенции (предупреждению), когда речь идет об ответственности за нарушение личных благ (сравни - статья 448 гражданского кодекса). Этот вывод сводится к тому, что установление компенсационной ответственности за определённое поведение действует предупреждающе независимо от того, получит ли пострадавший в конкретном случае компенсацию за причиненный ему вред или таковой не получит.

Маргинальное значение, однако, имеет третья функция ответственности, которая появляется изредка, то есть репрессивная функция. Она чужда современному гражданскому праву, а нечастые её проявления (на пример, статья 448 гражданского кодекса) можно объяснить специфической системой отношений, которые регулирует система позитивного права.

Наконец, среди функций ответственности за ущерб, автор обратил внимание на так называемую репартиционно – страховую функцию. Заключается она в распределении ущерба, понесенного лицом, на многочисленную, нередко многомиллионную группу лиц, которые принадлежат к одному и тому же сообществу (на пример, страховая репартиция).

В итоге читатель находит ответ на вопрос, имеет ли новая общественно хозяйственная система влияние на верификацию взглядов относительно функций компенсационной ответственности в контексте понятия ущерба – материального вреда.

 

А. Сьвентонь


Desertores et latrones. Проблема солдат - разбойников в свете императорских конституций, которые сохранились в Кодексе Феодосия

Резюме

 

Эта короткая статья концентрируется на проблеме дезертиров, которые после побега из армии совершили преступление - бандитизм (latrocinium). Проблема дезертиров - бандитов появлялась почти в каждом периоде истории Рима, особенно во времена гражданских войн и общественных потрясений. Deserto – latro представлял собой определенную угрозу для римской власти: он был обучен в военном искусстве и, вероятно, более дисциплинирован, нежели „штатский” бандит. Хуже того, дезертиры, которые занимались бандитизмом, раньше принадлежали к группе commilitones императора, были его „соратниками”, были опорой императорской власти. Их измена являлась серьезным ударом для имперской пропаганды.

В статье я сосредотачиваюсь лишь на проблеме, которую создавали desertores latrones в бурные времена поздней римской античности. Я исследую несколько конституций, помещенных в Кодексе Феодосия (CTh 7.1.1., 7.18.7, 7.18.14-15, 7.20.7). Законодатель установил у них права, которые касаются дезертиров и лиц, предоставляющих им убежище. Я затрагиваю также проблематику языка конституции, которая позволяет сделать вывод, что слова desertor и latro были в этом случае синонимами.

 

М. Вонсек – Вядерек

 

Предпосылка отстранения судьи согласно статьи 41 уголовно - процессуального кодекса и стандарт права на беспристрастный суд определенный в Европейской Конвенции Прав Человека

Резюме


Целью статьи является попытка решения вопроса, должна ли ситуация предыдущего вынесения вердикта судьёй в инцидентальном деле либо в случае уголовной ответственности соучастника запрещённого деяния быть квалифицирована в качестве предпосылки к отстранению судьи от вынесения вердиктов в виду сомнений относительно его беспристрастности (статья 41 уголовно - процессуального кодекса). Обсуждены по очереди: допустимость вынесения вердикта об уголовной ответственности судьёй, который в ходе процедуры принимал решение в предмете временного ареста обвиняемого; допустимость входжения в состав суда, который решал о предоставлении одному из подозреваемых статуса коронного свидетеля; а также проблематика существования предпосылки отстранения судьи по поводу сомнений относительно его непредубеждённости, вызванных предыдущим принятием решений в отдельном ведении дела, касающегося соучастников запрещённого деяния. В доктрине и юдикатуре (также в юриспруденции Европейского Трибунала Прав Человека) переобладает мнение, что принятие судьей решения о временном аресте обвиняемого не освобождает его от принятия постановления по существу дела. Ситуацию судьи, который решал о предоставлении статуса коронного свидетеля можно признать сомненительной относительно его беспристрастности, однако не должно быть речи об автоматическом исключении такого судьи от принятия решений. Судья, который предварительно решал по делу об уголовной ответственности соучастников запрещённого деяния в новейшей юдикатуре Верховного Суда признается соответствующим критерям исключения, согласно статьи 41 уголовно - процессуального кодекса. Верховный Суд констатировал, что должно быть правилом исключение такого судьи от решения по существу дела. Необходимость обеспечения так высокого стандарта охраны беспристрастности вердиктов не находит, однако, подтверждений в новейшей страсбургской юдикатуре. Следовательно, можно констатировать факт, что вытекающий из польского права стандарт процессуальных гарантий беспристрастного рассмотрения является более высоким, нежели стандарт, определённый на основании статьи 6 Европейскиой Конвенции Прав Человека.

 

Х. Витчак


Ответственность за обязательную долю в наследстве

Резюме


К обязательной доле в наследстве имеют право родственники по нисходящей линии; тот из супругов, который пережил и родители наследодателя - в случае наследования по закону. Основным элементом права на долю в наследстве является требование о выплате денежной суммы, нужной к покрытию доли в наследстве или его дополнения. Если лицо, которое имеет такое право, не получило надлежащие ему эквиваленты доли в наследстве или ее части в виде дара совершенного наследодателем, вызова к наследству или в виде записи, тогда оно может выступить с претензией касающейся покрытия доли в наследстве сполна либо о её дополнении. Следовательно, содержание этого требования зависит от воли самого наследодателя, который определенные средства из своего имущества может передать как на основании действий между живыми (передачи дара), так и на случай смерти (завещание).

Обязанность удовлетворения требования доли в наследстве возникает в момент открытия наследства и принадлежит к наследственным долгам. Круг субъектов - должников в отношении доли в наследстве, был достаточно широко определён на фоне других наследственных долгов. В первую очередь ответственность несут наследники, во вторую – лица принявшие дар. Дополнительно, нормы гражданского кодекса дают наследнику возможность перенесения части бремени связанной с реализацией требования доли в наследстве на легатариев либо бенефициантов поручения имущественного характера, поскольку наследники обязанные к удовольствию требования доли в наследстве могут требовать соответствующего уменьшения записей и поручений.

Наследники до раздела наследства отвечают солидарно за наследственные долги, в том числе и за долги доли в наследстве. После распределения каждый из них отвечает независимо, в соответствии с размером своей доли. Из нескольких принявших дар в первую очередь отвечает тот, кто получил дар позже всех.

Правила гражданского кодекса ограничивают рамки ответственности за долю / доли в наследстве. Предусмотренные законом ограничения ответственности за долю в наследстве касаются наследника, который одновременно имеет право доли в наследстве. Отдельно была урегулирована ответственность наследника, который имеет право доли в наследстве, за доли в наследстве других правомочных лиц, а также за записи и поручения. Целью этих ограничений является сохранение наследником собственной доли в наследстве. Границы ответственности лица принявшего дар также были ограничены законом. Как правило, принявший дар отвечает за долю в наследстве только в пределах обогащения в результате получения дара. Если, однако, он сам имеет право доли в наследстве, то его ответственность ограничивается к сумме, которая превышает собственную долю в наследстве.

Можна предположить, что действующие правила гарантируют правомочному лицу полную реализацию требования доли в наследстве также в ситуации, когда оно тоже является должником на основании доли в наследстве других правомочных лиц.

 

К. Вуйцик


Юридическое положение немцев в Польском Королевстве в 1915 году

Резюме


В статье представлена ситуация населения немецкого происхождения на территории Польского Королевства в 1915 году. После начала первой мировой войны политика царизма по отношению к немцам, проживавшим на территории Польского Королевства, существенно изменилась. Принятие Советом Министров так называемых февральских Законов в 1915 году стало еще одним примером последующего ограничения прав этой национальной группы на рассматриваемой территории. Февральские правила устанавливали запрет приобретения недвижимого имущества „гражданами государств, находящихся в состоянии войны с Россией, немецких выходцев и немецких колонистов”, ограничения в области наследования недвижимого имущества, а также правила, регулировавшие принципы продажи грунтов. Самой сильной формой вмешательства в гражданские права немецких колонистов - выходцев из Польского Королевства был царский приказ о депортации вглубь России. Количество немецких колонистов, сосланных с тех территорий, оценивается в 140 000 человек. Имения сосланных колонистов подлежали незамедлительной конфискации. Действия царской цензуры привели к запрещению печати и распространения книжных издательств религиозного и политического характера. Февральские законы проторили путь для царских приказов, которые касались выдворения немецких поселенцев с территории Польского Королевства, а впоследствии также и населения евангелистского вероисповедания. Привело это, в частности, к возникновению значительного демографического ущерба в местностях, где население немецкого происхождения составляло значительный процент популяции.

 

Autor: Marzena Rzeszót
Ostatnia aktualizacja: 05.05.2009, godz. 14:38 - Marzena Rzeszót