Вальдемар Беднарук

Престолонаследие по мнению люблинской шляхты станиславского периода

Pезюме

            Привязанность шляхты к старым политическим решениям, в том числе и свободным выборам, в начале правления Станислава Августа Понятовского было очень сильным и повсеместным. В решениях и инструкциях сеймика люблинского воеводства, мы видим, что граждане этого воеводства не отличаются в своих взглядах от остального благородного сообщества. Они гордились привилегией выбора королей и не намеривались от неё отказываться. Драматические события периода Барской Конфедерации, и, прежде всего, первого раздела страны привели к тому, что шляхта, опасаясь за будущее государства начала рассматривать возможность введения изменений в системе устройства Речи Посполитой. Этот процесс происходил медленно, и огромное влияние на него оказывали реформированные школы, воспитывающие в патриотическом духе, а также деятельность просвещённых публицистов, которые убеждали общественность в неизбежности реформ. Последствия этого фундаментального изменения в мышлении о государстве в шляхетской среде лучше всего просматривается в эпоху Великого Сейма, когда после нескольких лет споров удалось выработать толковые проекты политических изменений и получить для них поддержку большинства региональных сеймиков. Люблинская шляхта принадлежала к той части рыцарского сословия, которое дольше всего выступало против ликвидации свободных выборов, считая, что можно усилить государство и спасти его от претензий со стороны своих соседей без необходимости отказа от отвоеванных много веков тому привилегий. Согласие на неизбежность реформ было получено только после принятия Конституции 3 мая.

 

Анета Бялы

Влияние теории арбитража на проблематику соответственного права, применимого к договору о арбитраже в международном коммерческом арбитраже

Pезюме

 

            В статье рассматривается вопрос о влиянии арбитража на соответствующее право, применимое к арбитражному соглашению в международном коммерческом арбитраже.

            В первом из поднятых вопросов были обговорены теории арбитража, имеющие место в области международного коммерческого арбитража. Их содержание разрешает вопрос о правовой природе арбитража. На практике, встречаются четыре основные: контрактная, правовая, смешанная и автономная.

            Еще одна проблема связана с уточнением, какое право применимо к арбитражному соглашению. В данном случае рассматриваются вопросы автономии арбитражной оговорки в отношении базового соглашения, права, применимого к арбитражному соглашению, сторон в арбитражном соглашении.

            Вопрос о применимом праве в области международного арбитража является весьма сложным, особенно с учетом отсутствия единых правил на основании которых можно определить применимое право, соответственное для каждой стадии арбитражного разбирательства.

            С другой стороны, возможность разрешения споров посредством арбитража имеет множество преимуществ. Во-первых, судья может выдать решение обязывающие обе стороны на основе правил соответствующих принципам справедливого судебного разбирательства и принципа справедливости, с одной стороны, а с другой стороны, таким способом, который лучше всего подходит для сторон, отвечает их интересам и ожиданиям, что не остаётся без влияния на использование этого метода разрешения споров на практике.

 

Эва Катажина Чех

Несколько замечаний на тему следственной связи как детерминанта несения ответственности за вред окружающей среде ( ст. 2, пункт1, подпункт 1 статьи о предотвращении вреда окружающей среде и его ликвидации)

Pезюме

 

Польский законодатель в статье о предотвращении вреда окружающей среде и ликвидации причинённого вреда заключил предпосылки несения ответственности по своим обязательствам в момент появления непосредственной опасности в среде или окружении и предвидел ответственность субъекта пользующегося окружающей средой по появлению невыгодных условий. Автор пробует интерпретировать следственную связь как предпосылку несения ответственности за вред окружающей среде.

 

Григорий Ендреек

Приостановление производства по делу о земельных реестрах в случае смерти участника

Pезюме

 

            Статья даёт ответ на вопрос, является ли положение статьи 174 § 2 Гражданского Процессуального Кодекса, регулирующей приостановление производства в случае смерти одной из сторон, относится ли к производству о земельных реестрах в связи со ст. 13 § 2 ГПК. В соответствии со ст. 6261 § 3 Кодекса "не является препятствием для внесения записи тот факт, что после подачи заявления заявитель или другой участник разбирательства умер, был лишен или ограничен в дееспособности или возможности распоряжаться своим правом". На первый взгляд, надо было бы признать, что в статье 626 § 3 ГПК в качестве Lex Specialis отменяется статья 174 § 2 ГПК. В документе принято мнение, что положение статьи 174 § 1 пункт 1 ГПК применяются к производству о земельных реестрах после внесения записи и, следовательно, суд в случае невозможности уведомления о произведённой записи, с целью внесения апелляции, или обжалования в инстанции второго порядка, должен приостановить производство с целью определения правового наследника.

 

 

Марек Кравчак

Государственная монополия на азартные игры 

Pезюме

 

            Целью данной статьи является представление проблемы, связанной с государственной монополией на азартные игры, а также указание на необходимость изменения законодательства в этой области.

            В статье описывается процесс включения в государственную монополию некоторых азартных игр. Указано, что нынешние положения закона об азартных играх, накладывающие государственную монополию на некоторые лотереи, являются результатом определенных исторических предпосылок. В прошлом стимулом к введению и поддержанию государственной монополии в лотереях были соображения налогового порядка, по этой причине, монополия на лотереи была приписана к фискальной монополии государства. В настоящее время, регулирующая политика польского государства в области азартных игр не имеет определённой цели, кроме как фискальной, которая является средством увеличение доходов бюджета от сборов и налога на азартные игры. На предпринимателей, в том числе и единоличные общества государственной казны, имеющие монополию на азартные игры, не накладывается никаких обязательств в области политики и процедур промоции социально ответственного игрового бизнеса, а также информировании игроков о проблеме зависимости от азартных игр.

            Во многих европейских странах государство имеет монополию на азартные игры, и доходы от этой деятельности, предназначены для таких социальных целей, как культура, спорт и социальная помощь. Одной из важнейших целей, для которой поддерживается государственная монополия в этих странах, является борьба с зависимостью от азартных игр, защита прав потребителей, а также контроль за незаконной деятельностью в проведении азартных игр с противодействием криминогенным явлениям. Это важный аргумент, подтверждающий необходимость сохранения государственной монополии на определенные игры. Чтобы сохранить эту монополию в Польше необходимо предпринять законодательные шаги, направленные на изъятие лотерейных игр из закона об азартных играх. Урегулирование этого вопроса в отдельном правовом акте является необходимостью, так как существующий закон о азартных играх не обеспечивает общественный интерес в области контроля над применением финансовых средств полученных с азартных игр на благотворительность, общественные организации, а также защиту участников игры перед негативными последствиями зависимости от азартных игр.

            Целью регламентирования хозяйственной деятельности в области азартных игр не является ни введение государственной монополии на определённые азартные игры, ни стимулирование спроса на азартные игры с целью достижения огромной прибыли, которая в других случаях попала бы в карманы частных предпринимателей.

 

 

Лех Мажевски

О регулировании чрезвычайного положения в Конституции РП

от 2 апреля 1997 года, dе lege ferenda

Pезюме

 

            Dе lege ferenda требует довольно значительных изменений правового режима военного и чрезвычайного положений, в порядке их провозглашения. По крайней мере, необходимо ликвидировать существующую факультативность относительно их введения, а также предусмотреть, что с просьбой к президенту обращается премьер-министр, а не Совет Министров в полном объеме. В случае чрезвычайного положения, можно также рассматривать вопрос о дальнейшем изменении, которое будет предоставлять право провозгласить такое положение Совету Министров – без участия главы государства.

            Значительные изменения коснулись бы также введения положения о стихийном бедствии. Конституционное регулирование этого положения не является слишком успешным и нуждается в переосмыслении нескольких вопросов: нового определения условий провозглашения, решений касающихся порядка введения, в особенности установления контроля Сейма, а также продолжительность действия. Кроме того, в ситуации, когда Маршал Сейма временно исполняет обязанности Президента РП, Сейм должен решать, должно ли наступить изменение срока президентских выборов. Это минимальные предлагаемые изменения в правовом режиме третьего из чрезвычайных положений.

            Следует также рассмотреть вопрос о дальнейшем существовании самого института стихийного бедствия. Альтернативной возможностью было бы введение чрезвычайного положения в связи с катастрофой стихийного бедствия, в этом случае, регулирование чрезвычайного положения могло бы быть идентично с предлагаемыми модификациями чрезвычайного положения о катастрофе стихийного бедствия.

Йоланта Пациан, Анна Пациян

 Ликвидация неблагополучных решений в правовой системе как способ борьбы с коррупцией

Pезюме

 

            Целью статьи является представление аргументов говорящих за обоснованностью аргументов, о том, что ликвидация неблагополучных практик в правовой системе может быть эффективным способом борьбы с коррупцией. Коррупция является проблемой не только в моральной, социальной, экономической области но прежде всего в области законодательства.

            Построение правил, многозначительных и расплывчатых позволяет на довольное их применение и толкование. Формулировка правил законодательной базы приводит к дублированию функций различных органов или даже к их исключению. Наличие таких ситуаций благоприятствует обходу закона, и, следовательно, коррупции.

            Сложность юридических процедур касающихся конкретного дела, препятствует всестороннему изучению данного вопроса и его интерпретацию. Это вызывает трудности при анализе правовых положений и облегчает их обхождение. Появление расплывчатых и неясных правовых норм, которые не позволяют гражданину предвидеть правовые последствия своего поведения, является нарушением Конституции. Чрезмерное регулирование также приводит к коррупции и негативно сказывается на всей системе государственных учреждений. Дисфункция системы приводит к параличу деятельности государственных органов и, как следствие, к коррупции. Проявляется в создании государственных учреждений в форме препятствующей их добросовестной и эффективной работе, нарушается основа правового государства. Приводит к ситуациям, когда контролирующий орган не располагает достаточными правовыми средствами для создания нормативной базы, чтобы извлечь правовые последствия.

 

Агнешка Шпак

Преступления на сексуальной почве в судебной практике международных трибуналов ad hoc  по преступлениям в бывшей Югославии и Руанде

Pезюме

 

            Статья представляет эволюцию определения преступления изнасилования в судебной практике международных уголовных трибуналов по военным преступлениям в бывшей Югославии и Руанде. Автор обращает внимание на взаимопроникновение судебных решений Трибуналов и практику использования собственных достижений в принимаемых решениях. Перед Международным Уголовным Трибуналом в бывшей Югославии и Международным Уголовным Трибуналом в Руанде, не существовало слишком много судебных решений с толкованием норм международного гуманитарного права, включая те, которые касаются преступлений сексуального характера. Не было прецедентов в этой области. В судебной практике уголовных судов чётко указано, что изнасилование может представлять собой военное преступление и преступления против человечества. Суд в Нюрнберге, не осуждал за изнасилование, в то время как суд в Токио приговорил только командный офицерский состав за изнасилования совершённые подчиненными им вооруженными силами, а не совершенных непосредственно ими. Таким образом, специальные уголовные трибуналы ad hoc являются первыми, которые осудили и приговорили непосредственных исполнителей изнасилований

            Впервые изнасилование как форма агрессии, основные элементы которой не могут быть включены в механическом описании частей тела, было определено в деле Акайесу судом Руанды. Судебная палата определила изнасилование как физическое нападение сексуального характера, совершенное в отношении лица в вынужденных условиях. Она решила, что изнасилования является частью пытки. В последующих постановлениях определение эволюционировало, чтобы соответствовать нынешнему определению примиряющему разногласия. Руандийский трибунал в деле Мухиману принял концептуальное определение из практики дела Акайесу, которое - по его мнению, - включает в себя элементы из определений по делам Фурундзия и Кунарация (детально приближённые).

            Это постановление также оказалась ценным указанием при принятии Устава Международного Суда. Изнасилование определено в элементах определения преступлений УМС, который четко указывает на элемент насилия. Это крайне важно и является результатом длительной эволюции. Изнасилование больше не воспринимается как преступление, которое нарушает честь и репутацию жертвы (как правило, женщин). Такое восприятие преступление вело к стигматизации жертвы и выводу, что достоинство и честь была уменьшены, что она была опозорена сексуальным насилием, совершенным против нее, и вопреки ее воли. Аспект нарушения психической целостности человека очень важен, но не менее важным является тот факт, что изнасилование является в первую очередь преступлением.

 

Агнешка Зюлковска

 Осмотр в общем административном и в специальных производствах.

Pезюме

 

            Этот короткий трактат посвящен проблемам осмотра как одного из видов доказательства, к которым прибегает административный орган устанавливающий существенные для дела обстоятельства. Выбор темы не случаен, о чём свидетельствует тот факт, что доказательства с осмотра не являются наиболее частым доказательством для установления объективной истины в общем административном производстве, хотя и дают органом возможность реализации постулата непосредственного участия в административном производстве.

            Отправной точкой является попытка определить, является осмотр доказательством или исследовательским методом, при использовании не только достижений административной правовой доктрины, но также судебных постановлений. Представлено характер, сущность, предмет доказательств с осмотра, а также способ и место провидения такого рода доказательств. Указано на своеобразную традицию правового регулирования в объёме полномочий оговариваемого доказательства, начиная с Указа Президента РП от. 22 марта 1928 г. о административном производстве. Обращено внимание на эксперимент доказательства, как особый вид доказательства с осмотра, совместно с попыткой представления неблагоприятных предпосылок при ее осуществлении.

            Вторая часть статьи содержит некоторые замечания относительно употребления доказательств с осмотра при рассмотрении конкретных административных постановлений.

            В заключительной части представлена важность оговоренного доказательства в определении фактического состояния административного дела для правильности решения, а также обращено внимание на его полезность в контрольном производстве.

 

 

Autor: Marzena Rzeszót
Ostatnia aktualizacja: 18.01.2011, godz. 02:45 - Marzena Rzeszót